Кровавый финал сельской дискотеки: один из участников драки у клуба под Бобруйском осужден за убийство

30.03.2020 в 21:24
Андрей Чижик, Коммерческий курьер

К тому трагическому лету 18‑летний парень из Бобруйска успел только-только рассчитаться по долгам детства-отрочества — отучиться девять классов в школе и окончить колледж. Дальнейшие стандартные перспективы — армия, работа, семья — разом перечеркнули, или как минимум прилично отсрочили, события одной лишь июньской ночи…

Фото stolicaonego.ru

«Он говорил о смерти»

29 июня парень с радостью откликнулся на приглашение приятеля отметить день рождения в большой компании, которая собралась на даче именинника в деревне Ступени Бобруйского района. Во дворе дачного домика собрались трое парней и три девушки, ели-пили-веселились. Ничто не предвещало… Хотя — в показаниях, которые давал на следствии и в суде один из участников праздника, задним числом отыскался повод для беспокойства. Он сказал, что с молодым человеком у него «были конфликты, он беспричинно оскорблял меня, выражался в мой адрес нецензурной бранью». И еще конфликтный гость порой вел довольно странные — с учетом повода и места — разговоры: «Он говорил о смерти, утверждал, что умереть не боится»…

В 23 часа компания малость заскучала и решила разнообразить сценарий празднования походом на дискотеку в Телушский сельский дом культуры. Идти было недалеко: Ступени — это по сути деревня-спутник Телуши, да и ДК расположен практически на границе. Сам именинник — опять-таки на суде — вспомнит, что молодой человек, собираясь в дорогу, зачем-то положил в карман складной нож…

«Кто тут самый здоровый?»

Показания свидетелей о дальнейших событиях в некоторых деталях разнятся, но разночтения в общем не мешают вычертить общую сюжетную линию. В первом часу ночи в клубе вспыхнул весьма банальный для сельской дискотеки конфликт — якобы одна из девушек «именинной» компании взяла чужую сумочку. Сумочка-то вскоре нашлась (хозяйка просто накрыла ее своей курткой). Но, как водится, осадок остался: за своих дам вступились мужчины, и вскоре обе компании практически в полном составе высыпали из клуба на «разобраться».

Главным правдоискателем со стороны компании хозяйки «пропавшей» сумочки выступил местный мужчина 1981 года рождения — семейный, работающий, по рассказам знакомых, в целом спокойный и бесконфликтный. Жена его позже расскажет, что за несколько дней до случившегося они с мужем поссорились, и в последнее время она «не разговаривала с ним и не звонила». О смерти супруга женщина узнала от работников предприятия ритуальных услуг…

Когда все вышли на крыльцо, мужчина обратился к «именинной» компании со словами, которые издревле стоит расценивать не иначе как вызов на бой: «Кто тут самый здоровый?». Таковым счел себя 18‑летний гость дня рождения на даче. Предпосылки к такому выводу у парня действительно были: он занимался боевым самбо, к тому же самооценку, как порой бывает, прилично повышал алкоголь…

«Я лишь защищался»

Мужчина и парень сошлись на верхней площадке крыльца клуба. Старшему удалось захватить шею оппонента, вместе они сбежали вниз по ступенькам, после чего борьба перешла в партер. На помощь приятелю ринулся именинник, ему удалось швырнуть мужчину на землю, и вскоре все трое уже вставали на ноги, не желая продолжать бой. К мужчине подошла его знакомая, тот успел сказать ей несколько слов — и вдруг упал на землю. Те, кто стоял ближе к нему, увидели, как возле его тела стала растекаться лужа крови…

К упавшему бросилась одна из посетительниц клуба. Осмотрев тело мужчины, она увидела ножевые раны в левом боку и в области паха. По мобильнику тут же вызвала скорую, но прибывшим на место врачам осталось лишь констатировать факт смерти.

Обвиняемый говорил в суде, что в тот момент, когда погибший захватил его за шею, он всерьез испугался за свое здоровье. Да, он выхватил из кармана шорт тот самый нож и нанес несколько ударов в бок сопернику, но умысла на убийство не имел, «лишь защищался».

— Вину он не признал, — поясняет зампредседателя суда Бобруйского района и г. Бобруйска по уголовным делам Артур Анатольевич Красутский. — Просил переквалифицировать действия с части 1 статьи 139 («Убийство») на статью 143 («Убийство при превышении пределов необходимой обороны»). — Пояснил, что считает, что действовал исходя из само­обороны. Но суд нашел его доводы несостоятельными: захват, который его якобы напугал, ему удалось быстро сбить, других действий, опасных для жизни, его противник не предпринимал, и в целом, с учетом его навыков силовых единоборств и отсутствия разницы в антропометрических данных с убитым, он мог завершить противостояние без использования ножа.

Еще одним весомым аргументом стало то, что обвиняемый хоть и не имел судимостей, но состоял на учете в ИДН — за причинение телесных повреждений и мелкое хулиганство.

Суд приговорил парня к десяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправколонии усиленного режима. Защита обжаловала приговор, но областной суд оставил его без изменений.

 

Обсуждение