«Через два дня после родов врачи сказали, что меня нужно подключать к ИВЛ». История минчанки с COVID-19

27.05.2020 в 19:19
Любовь Касперович, TUT.BY

Анастасия Ломпик — теперь уже мама троих детей. 6 мая она родила дочку, после чего две недели боролась за свою жизнь. В начале мая у Анастасии диагностировали коронавирусную инфекцию и двустороннюю пневмонию. Болезнь развивалась так быстро, что в какой-то момент организм перестал бороться с ней. Вечером 8 мая Анастасии сказали, что ее подключат к аппарату ИВЛ, на нем она пробыла 11 суток. «Я даже не допускала мысли, что могу не очнуться», — говорит мама троих детей.

Фото со страницы Анастасии во «ВКонтакте»

Сегодня, после 24 дней в реанимации, Анастасию перевели в обычную палату. На вопрос, как себя чувствует, отвечает: «Теперь уже хорошо». В голосе — бодрость и легкая хрипотца (это, говорит, последствия ИВЛ), впереди — долгая реабилитация и много приятных забот.

Анастасии Ломпик 34 года. Она мама двоих сыновей-подростков — 15 и 13 лет. А теперь еще и маленькой девочки, появления которой они с мужем очень ждали.

Беременность, рассказывает Анастасия, протекала нормально, она чувствовала себя хорошо. На всякий случай женщина старалась избегать общественных мест, даже в магазин не ходила — только на короткие прогулки у дома.

И вдруг вечером 1 мая у нее резко поднялась температура. Вызвала скорую, которая сразу же госпитализировала ее в 6-ю клиническую больницу Минска. Там Анастасии сделали компьютерную томографию, которая показала двустороннюю пневмонию.

— Когда врачи увидели результаты КТ, то сразу сказали, что это коронавирусная инфекция. После этого еще взяли тест, на следующий день пришел результат: это действительно COVID-19. Хотя до появления температуры я хорошо себя чувствовала. Но болезнь развивалась стремительно, и мне очень быстро становилось все хуже.

Фото: пресс-служба Министерства здравоохранения

Чтобы уберечь ребенка, а вместе с ним и маму, врачи приняли решение делать кесарево сечение. Операцию провели 6 мая, на 33-й неделе беременности. Анастасия только услышала, как дочка заплакала, и больше ее не видела.

— А вечером 8 мая ко мне пришли врачи, в том числе заведующая отделением, и сказали, что организм с вирусом сам не справляется. Поэтому меня нужно ввести в искусственную кому и подключить к аппарату ИВЛ.

— И как вы отреагировали?

— Я, честно говоря, только задала вопрос: «Сколько у меня есть времени, чтобы сказать об этом родным?» Мне дали минут 10. Поэтому я написала мужу, родителям, родным, что мое состояние ухудшилось и что я их люблю. Все.

— Было страшно?

— Нет, — не задумываясь, говорит Анастасия. — Может, потому, что я не допускала даже маленькой мысли, что не выйду из комы. Была настроена на то, что войду и выйду из нее. Представляя, что такое ИВЛ, я понимала, что будет больно. Но мыслей о том, что я не приду в себя, не было.

На аппарате ИВЛ Анастасия пробыла ровно 11 дней. Очнулась она 19 мая, тоже вечером.

— Все это время мне казалось, будто я в каком-то метро и в нем много-много незнакомых людей. А потом меня как будто толкнула в плечо женщина, я обернулась — и увидела на соседней платформе мужа. Он протянул ко мне руку, и я крепко схватилась за нее. В этот момент открываю глаза — а меня за руку держит врач и говорит, что я пришла в себя.

— О чем вы первым делом подумали?

— Что хочу к мужу. Я ведь была уверена, что сейчас открою глаза, а там он стоит. А вместо этого — много врачей, — улыбается.

Фото: пресс-служба Министерства здравоохранения

Первое время после ИВЛ и комы, рассказывает Анастасия, было тяжело и непонятно, почему пальцы на ногах не сгибаются, а ладони не сжимаются в кулаки. Но, говорит, лежать долго в больнице она не планировала, поэтому сразу же принялась делать простые упражнения.

В первый день смогла только встать на ноги, на второй — пройти вместе с врачом несколько шагов, на третий — подойти к умывальнику, держась за стул и стену, на четвертый стала ходить самостоятельно.

— Те упражнения, которые мне показал врач ЛФК, я запомнила и теперь делаю их четыре раза в день. У меня нет времени лежать в больнице. Дома меня ждут любимый муж, двое сыновей и еще маленькая доченька. Хочу поскорее домой.

К слову, свою новорожденную дочь Анастасия пока не держала на руках — только слышала, как она плачет. Врачи и медсестры каждый день присылают ей фото и видео, как ребенок спит и зевает.

— Поскольку врачи знали, что у меня COVID, ребенка сразу забрали, чтобы исключить любой контакт. С близкого расстояния дочку я еще не видела.

С детьми и мужем Анастасия виделась только по видеосвязи. Говорит, что когда в первый раз сама позвонила домой, сын спросил: «Мама, это правда ты?»

— Дети уже довольно взрослые. Они понимали, что маме, видимо, очень плохо, если она не звонит 11 дней, хотя до этого набирала утром, в обед и вечером и спрашивала, как дела, что ты ел, все ли хорошо. А тут пропала. Сын даже переспросил: «С тобой точно все будет хорошо?»

Фото: пресс-служба Министерства здравоохранения

Анастасия говорит, что 11 дней, которые она провела в коме под аппаратом ИВЛ, показались ей коротким промежутком времени, как будто прошло 4−5 часов.

— Думаю, для вашей семьи это было очень сложное время.

— Боюсь подумать, как они переживали в эти дни. Мне казалось, что прошло часов пять, я сходила в кому и вышла из нее. А родным пришлось пережить разное. Для них это были 11 дней страха и переживаний.

Вернуться домой Анастасия была готова чуть ли не в первый день после того, как очнулась. Врачи, конечно, еще оставят пациентку под наблюдением, поэтому разговоров о выписке, говорит Анастасия, с ней пока не вели. Впереди у нее — период восстановления.

— Еще, конечно, пятна на легких есть. Уходить они, как мне сказали, будут еще месяца четыре. Буду заниматься дыхательной гимнастикой, есть специальные продукты.

— Когда вернетесь домой, что сделаете в первую очередь?

— Обниму мужа и детей. Это единственное желание, которое со мной с первых дней в больнице. За такое количество лет брака мы с мужем никогда не разъезжались так надолго. Скучаю очень. Смотрю по видео — и дети подросли, и, кажется, муж изменился.

Напоследок Анастасия просит поблагодарить от ее имени всех врачей и медсестер 6-й больницы. Говорит, что ни разу не видела их без защитных костюмов, зато научилась узнавать по глазам.

— Мне переливали плазму, давали препарат «Авиган». Пробовали все, что возможно в этой ситуации, но организм не справлялся. Все равно потребовалась помощь аппарата. Но самое важное, чтобы рядом были профессиональные люди, которые сделают так, чтобы ты вернулся из этой комы. Это и лечащий врач Дмитрий Александрович Дмитренко, и заведующая отделением Ольга Владимировна Денисюк, которая от меня не отходила, помогала, и мои медсестры. Спасибо вам!

Обсуждение