«В туалет ходят в индивидуальный пакетик». Как могилевчанка из Шанхая покорила Антарктиду

07.02.2020 в 19:11
Ксения Мельникова, TUT.BY

Ксения Мельникова родилась в Могилёве, но живет в Шанхае. Ее цель — подняться на семь высочайших вершин семи континентов. На очереди — Антарктида, где легко отморозить пальцы во время фото или обгореть сквозь ткань палатки, а в туалет нужно ходить в индивидуальные пакетики. Но в это место влюбляешься раз и навсегда.

Фото: instagram.com/melnikaava

Двое суток из Китая до Чили

— Итак, мы в Пунта-Аренас, Чили — это не только город на самом краю Латинской Америки, но и входная дверь в Антарктиду! Я и мечтать не могла, что когда-нибудь соберусь на этот белоснежный континент. И вот я тут, в самом южном городе на земле, жду вылета, чтобы попробовать подняться на высочайшую вершину Антарктиды — Массив Винсона. А нашим гидом будет человек, девять раз поднявшийся на Эверест и побывавший в тринадцати экспедициях на высочайшей горе на земле (это как если бы он прожил там примерно два года).

Фото: instagram.com/melnikaava

Чтобы попасть сюда, нам пришлось преодолеть расстояние в 23,5 тысячи километров. Летели тремя рейсами: Шанхай — Дубай, Дубай — Сантьяго (с остановкой в Рио на дозаправку) и Сантьяго — Пунта-Аренас. На все ушло двое суток без пары часов. ⠀ ⠀

Меня волновал вопрос джетлага, потому что я никогда не пересекала столько часовых поясов за раз. Когда мы долетели до Пунта-Аренас, здесь было 9 утра, а в Китае — 8 вечера. Мой организм не понимал: нужно выпить кофе или бокал красного вина? Лечь спать или быть активным? Это состояние похоже на легкий «подшофе»: соображаешь медленно, а в голове пусто.

Как лететь в Антарктиду

Фото: instagram.com/melnikaava

Регистрация на рейс в Антарктиду — самая ранняя из всех возможных. В лучшем случае она происходит за 12 часов до вылета. Однако и это удача, потому что самолеты по расписанию на Белый континент не летают. Обычная ситуация: зарегистрировался на рейс, сдал багаж, а вылет через сутки-двое.

В нашем случае все затянулось еще сильнее: на три дня. Сначала отправление откладывали из-за непогоды. Потом из-за того, что главное управление гражданской авиации Чили вдруг попросило ALE (единственная частная компания, которая более 30 лет предлагает перелеты и туризм в Антарктиде) отсрочить все вылеты для проверки документов. Ладно мы, 60 человек, ждущих вылета в теплых отельных номерах, — но в Антарктиде на базе Union Glacier застряли столько же путешественников: домой они полетят на нашем самолете.

Фото: instagram.com/melnikaava

Ох, вы и представить себе не можете мое волнение при финальных сборах на рейс! Летели на борту военного самолета Ил 76-ТД — с русскоязычными пилотами. Нам полагались беруши (звук турбин был оглушительным), а еще прохладительные и горячие напитки вместе с закусками. Но сам взлет и посадка на голубом льду в Антарктиде в итоге получились мягче, чем я себе представляла.

В Антарктиде

Мы прилетели в Антарктиду в 1.30 ночи. На больших снегоходах добрались до лагеря, установили палатки, поели спагетти болоньезе, любезно приготовленные поварами лагеря. Выпили горячего чаю и отправились проводить свою первую ночь на Белом континенте.

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Мы прилетели в Антарктиду в 1:30 ночи (да-да, то фото перед самолётом Ил-76, где мы как двое из ларца одинаковых с лица, сделано именно в пол второго ночи), затем мы на больших снегоходах добрались до лагеря, установили палатки, поели спагетти болоньезе, любезно приготовленные поварами лагеря, не спавшими в этот день и ожидавшими нас, выпили горячего чаю и отправились проводить свою первую ночь на белом континенте. На видео я рассказываю свои впечатления от американского лагеря Юнион Глейшер в первое утро в Антарктиде💕💁‍♀️ #антарктида #юнионглейшер #unionglacier #blueicerunway #винсонмассив #винсонантарктида

Публикация от Ksenia Melnikava (@melnikaava)

Итак, лагерь американцев в Антарктиде «Юнион Глейшер»! Очень клевый, комфортный, относительно непродуваемый ветрами. Антарктическим летом тут единовременно могут остановиться до 70 путешественников. В сезон здесь располагается примерно столько же работников: гидов, поваров, пилотов, исследователей и прочих энтузиастов. Наверное, это одно из самых интересных мест на Земле, которое притягивает необычных людей.

Вкусно кормят, есть душ (бака воды хватает на 3 минуты, но после высыхай как хочешь), есть лаунж-зона с книгами, где каждый вечер проводят лекции или смотрят кино временные жители Антарктиды.

Фото: instagram.com/melnikaava

Температура в лагере летом от -1 до -24, в принципе довольно тепло. Вообще, в Антарктиде летом холод приносит именно ветер. Даже когда объявляют температуру за бортом, говорят так, к примеру: «Температура -5 градусов, с охлаждением ветром -15». Именно «холод от ветра» может довести до обморожения. ⠀

Базовый лагерь

Спустя полтора дня мы загрузились в турбовинтовой самолет и полетели над нетронутыми пиками и ледниками в базовый лагерь на Массиве Винсона. Это полет с поистине шикарными видами, и длится он около 35 минут (пилотом была очень милая женщина). На месте потребовалось чуть более двух часов, чтобы раскопать закладки нашего гида с прошлого года (19 баулов!) и установить палатки. Растопили лед, приготовили ужин — и через час лежали без задних лап в нашей огромной четырехместной палатке (предварительно обмазавшись солнцезащитным кремом, потому что в Антарктиде абсолютно реально обгореть даже через ткань).

Фото: instagram.com/melnikaava

Утром, после панкейков с беконом и вкусного молотого (!) кофе мы были полны сил и готовы тащить сани и баулы в следующий (нижний) лагерь. Но первым звоночком о нестабильной ситуации на склонах великолепной горной системы Элсуорт оказался… сильный грохот где-то поблизости. Гид пояснил, что «поблизости» — на самом деле далеко. Так шумно сошла лавина. Чуть позже рейнджеры в нижнем лагере сообщили о лавиноопасной обстановке, и наш гид решил в этот день лишь пройтись метров 300−400 наверх и закопать закладку. Разница между «подняться сразу» и «пройти половину и зарыть закладку» очевидна: зарыв закладку, можно облегчить себе путь до лагеря на следующий день, ведь тяжелые рюкзаки и сани вместо всего пути надо будет нести всего половину.

Мы оставили вещи у поворота к зоне «нон-стоп» (это особо лавиноопасная местность, где останавливаться на «поправить страховочную систему» или «попить водички нельзя») и вернулись в лагерь к ужину. Наш гид ака шеф-повар выготавливал разные вкусности, заранее предупреждая, что выше так уже не будет — и даже налил по бокалу вина. Мы отправились спать, надеясь на то, что на следующий день ситуация с нестабильным снегом разрешится в нашу пользу. Ночь была спокойная и тихая. Казалось, будто ветра совсем не существует. Опять и снова не верилось, что мы в Антарктиде.

Нижний лагерь

Фото: instagram.com/melnikaava

С утра не успеваешь стянуть с себя маску для сна, нужно сразу же надевать горнолыжные очки. Я, чтобы разглядывать свою красоту, взяла с собой маленькое зеркальце. Лайфхак на будущее: можно смотреться в отражение своей лыжной маски!

Вроде и хочется быть аккуратной девочкой даже в горных лагерях, но чем выше, тем все более лень чистить зубы. Я, наученная опытом, теперь беру с собой легкую пластиковую упаковку с зубной нитью, так как знаю: до чистки зубов высоко в горах у меня руки не дойдут. Про переодеваться и речи нет — мы не брали дополнительную одежду в последний лагерь, хотели сократить вес и так тяжелых баулов.

Фото: instagram.com/melnikaava

Вы спросите, как же запахи? Пока мы живем в палатке, ничего не чувствуем: в Антарктиде все очень быстро перестает пахнуть. А вот когда возвращаемся в цивилизацию и открываем рюкзаки в гостинице, вот тогда букет ароматов раскрывается и сразу же обволакивает нас своими нотками.

По пути в нижний лагерь на Винсоне мы увидели лавину своими глазами. Она резко сошла с крутого склона примерно в двадцати минутах ходьбы от места, где мы тащили свои сани. Было стремно! Договорились оставить карабины на страховочной системе открытыми в лавиноопасной зоне «нон-стоп», чтобы в случае чего мы смогли быстро отстегнуться друг от друга, скинуть рюкзак с прицепленными к нему санями и мчаться в противоположную от лавины сторону. Какое облегчение, когда вдалеке замаячил лагерь!

Фото: instagram.com/melnikaava

Очень хотелось рухнуть куда-нибудь, но нет: еще часа три мы выкапывали закладки с палатками, потом копали углубление для них в снегу, после чего выдалбливали ровную поверхность во льду. Я никогда в своей жизни столько не копала!

Верхний лагерь⠀

Самый сложный день на Винсоне субъективно — переход из нижнего лагеря в верхний (последний перед штурмом вершины). Это самый крутой подъем на всем маршруте, там установлены фиксированные веревки — 6 штук по 200 метров. Набор высоты — 800 метров на веревках и еще 200 по менее крутому склону. При этом нужно нести свои вещи для ночевки в последнем лагере, для восхождения на вершину плюс еду и баллоны с газом.

Фото: instagram.com/melnikaava

Но грех жаловаться: нам сильно повезло с погодой. Небо в этот день казалось невероятно голубым, а белоснежные пики на его фоне выглядели нарисованными. Ветра не было совсем, и мы смогли даже сделать фотографии на маршруте (в этот момент наш гид рассказывал, что именно тут бывает очень холодно и можно легко получить обморожение пальцев, сняв перчатки для красивого снимка). ⠀

Путь из нижнего лагеря в верхний занял у нас пять с половиной часов. Как только наша палатка оказалась закреплена в снегу, я нырнула в свой спальник для температуры от -70 до -90 (кстати, в нем было жарко в Антарктиде!), согрелась и забылась сном.

Фото: instagram.com/melnikaava

Кстати, на протяжении всего пути я выкладывала в блог фото того, как в Антарктиде обустроен быт — а в частности, какие же там туалеты. В верхнем лагере, например, это уже индивидуальные пакетики, которые могут быть использованы несколько раз (например, четыре, предложил нам гид). Еще раз порадуемся, как быстро все перестает пахнуть на холоде, потому что вероятность перепутать свой пакетик и пакетик партнера в момент нужды очень высока. В любом случае: не все так плохо, как я думала. Вполне себе «переносная» цивилизация. Единственное, что странно и сложно — это то, что многие ребята в лагере очень спокойно относились к походу туалет. Могли в момент вашего уединения внезапно нагрянуть с вопросом: «А можно я тут рядом сяду?». До такого пофигизма мне еще как до Эвереста!

Вершина!

Фото: instagram.com/melnikaava

Мы собирались выйти на восхождение после одной ночевки в верхнем лагере, но из-за плохого сна и погоды отложили штурм вершины на один день. Это помогло восстановить силы.

Мы позавтракали и в 9.24 вышли на восхождение. Вместе с нами были еще четыре команды. Погода хорошая: холодно, но без сильного ветра и облачности. Когда мы дошли до просторного ледника, ветер стал наяривать сильнее, и я надела свою самую теплую штурмовую куртку и варежки. По ощущениям было от -15 до -30. Если ветер дул, ужасно холодно. Если успокаивался, то казалось, что мы не на самой высокой горе в Антарктиде: почему это на ней не холодно?..

Фото: instagram.com/melnikaava

Гребень перед вершиной — самое красивое, что я видела в жизни. Крутые отвесные склоны по обе стороны, виды, которые открываются оттуда. Фотографий нет: на этот раз мы всерьез боялись отморозить пальцы (это случилось с одним из членов соседней группы в тот же день).

А теперь вниз

Как неминуемо случается в горах, поход в горы вершиной не заканчивается. И нам предстояло спускаться с высоты последнего лагеря 3800 м в базовый лагерь на высоте 2200, чтобы оттуда нас забрал самолет на базу «Юнион Глейшер». Там огромный выбор еды, вино и удобство палаток — перед вылетом на Большую землю. Вниз идти, естественно, быстрее, чем вверх, но чаще и опаснее. Большинство неприятностей, а также смертей происходит именно на спуске, а не во время восхождения.

Фото: instagram.com/melnikaava

Но все прошло хорошо. Ах да, через дней десять после Антарктиды мы познакомились с одним британцем. В 56 лет он полностью поменял жизнь и стал горным гидом. Но суть не в нем: он рассказал про свою девушку, которая бросила какую-то отличную карьеру в Лондоне и уехала в Антарктиду на «Юнион Глейшер» убирать туалеты и помогать на кухне. Потому что после одной поездки на Белый континент она больше не смогла думать о чем-то другом. И знаете что? Я ее понимаю.⠀

Метки:

Обсуждение