«Будто Бог за руку вел». Как всю ночь под Бобруйском искали трехлетнего малыша — и нашли

25.05.2020 в 13:45
Любовь Касперович , TUT.BY

В ночь с пятницы на субботу, 23 мая, деревне Макаровка было не до сна: накануне вечером пропал трехлетний мальчик. Его поиски начались сразу же и продлились почти до утра. Искали спасатели, милиция, волонтеры поисково-спасательного отряда «Ангел» и местные жители — всего около 200 человек. Нашли малыша в 4 утра, в семи километрах от дома и в ста метрах от глубокой канавы. «В тот момент обнял его, как родного», — вспоминает охотник Александр Соколов, который первым обнаружил мальчика. Он рассказал TUT.BY, как это было.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Катерина Гордеева

22 мая в 20.48 от дежурного РОВД в МЧС поступило сообщение: в деревне Макаровка Бобруйского района пропал ребенок. Выяснилось, что семья мальчика находилась в гостях у знакомых, дети играли во дворе. Около 20.00 старшие прибежали в дом и рассказали, что не могут найти малыша. Родители позвонили в милицию. На его поиски сразу же выдвинулись сотрудники правоохранительных органов и МЧС, а также волонтеры поисково-спасательного отряда «Ангел», которые поздно вечером приехали в Макаровку из разных городов Беларуси.

Среди тех, кто искал трехлетнего малыша, был и Александр Соколов. Вечером в пятницу, 22 мая, он был в соседнем Октябрьском районе — охотился. Время близилось к полночи, когда на его телефон позвонил начальник отдела уголовного розыска Бобруйского РОВД Максим Поддубский, рассказывает Александр.

— Максим — мой знакомый. Позвонил, объяснил, что пропал ребенок, и попросил дать тепловизор. Сначала я подумал, что подвезу аппарат, когда буду возвращаться домой, а потом подумал: ночь, три градуса тепла, маленький ребенок, рядом — партизанские леса. Нужно ехать и помогать.

Охотник со стажем Александр Соколов. Фото из личного архива

До места, где проходили поиски, Александр доехал за минут 30−40.

— Сразу же спросил: куда пошел ребенок? Сначала его след пробовала взять собака, но начался дождь, и это стало бесполезно. Первым делом мы обследовали воду — канавы и небольшое озерцо неподалеку. Следов не было. Ряска тоже была нетронутая. Значит, слава богу, не утонул.

О себе Александр рассказывает: профессионально занимается оптовой торговлей, охота — его большое давнее хобби. Так он научился подмечать даже минимальные следы, которые указывают на присутствие кого-то живого. В поисках ребенка этот навык ему очень пригодился: он смог обнаружить детский след у края лужи, а также понять по росе, в какую сторону пошел ребенок и как давно был в этом месте.

— Еще я служил в разведке, там нас тоже учили многому. А вообще, это невозможно объяснить. Все эти наблюдения уже в подсознании. Например, когда осенью охотишься на куницу, то видишь, куда она побежала, даже по тому, как лежат опавшие листья. У меня есть собака лайка, я ее натаскиваю, чтобы было верховое чутье. В процессе ты и сам у нее учишься, замечаешь, как она берет след, по какому пути выслеживает животное.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Катерина Гордеева

В команде, вместе с которой Александр искал ребенка, были начальник уголовного розыска Максим Поддубский, оперативники Артем Коптелов и Дмитрий Стельмак, сотрудники спецотряда МЧС, местный егерь, волонтеры. Как зовут всех, говорит, даже не знает: не было времени на то, чтобы толком познакомиться.

— Когда шли от озера, наткнулись на лужу. А там — след, оставленный на краю. Мы обрадовались и начали искать дальше. Стали прочесывать дорогу. Прошли метров 500, дальше — поле со свирепой. Проверили с Максимом тепловизором — нашли только двух куропаток. Егерь подсказал, что рядом есть охотничья вышка. Поднялись туда, посмотрели с нее — никого.

Александр Соколов поясняет, что тепловизор позволяет увидеть живое существо на расстоянии до полутора километров.

После этого, восстанавливает ход событий Александр, им позвонил оперативник: на дороге нашелся отпечаток маленькой стопы.

— Слава богу, крот перерыл эту дорогу. И вот прямо по этой, поднятой кротом, земле прошелся ребенок. Хотя бы стало понятно, в какую сторону движется малыш.

После этого, рассказывает Александр, они дошли до точки, где дорога уходила в лес и раздваивалась.

— На дороге растет невысокая трава, сантиметров 10 высотой. Куда пошел мальчик, мы определили по сбитой росе. Это означало, что он был здесь не больше часа назад.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Катерина Гордеева

Шел четвертый час поисков. Следы появлялись и вновь обрывались. Градусник, вспоминает Александр, показывал три градуса тепла.

— Мы развели в лесу костер. У меня в фонаре разряжался аккумулятор, я пошел в машину, чтобы взять запасные аккумуляторы. Заехал в деревню, пообщался с мамой — ее опрашивали оперативники. Когда сидели у костра, ребята рассказали, что в километре от поляны, где мы остановились, находится канава. Глубина — по грудь взрослому, а то и в полный рост. Начальник РОВД сказал, что нужно подтягивать людей и шерстить дальше. Но ждать было нельзя.

В итоге все вновь двинулись в путь и поехали осматривать эти канавы, рассказывает Александр.

— Потому что думаешь сразу о худшем. По дороге мы сканировали лес тепловизором. Въехали на полянку и остановились. И там уже как будто Бог за руку вел. Видимо, такая у ребенка судьба была — спастись. Я сделал пару шагов в сторону. Смотрю в тепловизор — что-то есть. Ребята из МЧС подсветили фонарем, и мы с Максимом пошли в этом направлении. Подошли на метров десять ближе. Ребята говорят: это заяц или козленок. Захожу правее, поднимаю ветку дерева, а там — ребенок. Видимо, на этом сухом месте лежала косуля, и он там же от дождя укрылся. Он ко мне: «Мама!» А я его в свою зимнюю куртку закутываю. Занесли ребенка в машину, врубили на всю мощность печку. Максим дал ему свой телефон, чтобы тот в телефон поиграл и не испугался.

— Когда вы нашли ребенка, что почувствовали?

— Обнял его, как родного. Мы, взрослые мужики, чуть не плакали, когда наконец нашли. Ребята искали этого мальчика так, как будто это их ребенок потерялся. До сих пор в ушах стоит, с каким восторгом по телефону Максим звонил и говорил: «Нашли!» Это непередаваемо.

Трехлетнего малыша обнаружили около 4 утра 23 мая. Сразу же его привезли домой. После мальчика обследовали медики, от госпитализации родители малыша отказались.

Обсуждение