В Гомельском районе мужчина умер в милицейской машине. Вывод следствия: суицид. Брат не согласен

09.01.2020 в 13:34
Адар'я Гуштын, TUT.BY

Больше года Андрей Казей добивается справедливости по делу брата, который умер в милицейской машине. По версии следствия, мужчина, сидя на корточках, повесился на шнурках своих же ботинок. Родные говорят, что версия о самоубийстве была третьей, сначала им сообщили, что у Сергея случился приступ эпилепсии, затем сказали, что он умер от удушения в отделении милиции, и только потом они узнали про повешение. Сергею Казею было 40 лет.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Иван Яриванович

Андрей Казей говорит, что решил обратиться к журналистам, когда увидел новость о том, что минчанка, которую задержала милиция, повесилась в РУВД.

— Периодически появляются новости, что задержанные вешаются на шнурках в милицейских машинах — то в Несвиже был случай, то в Кобрине, — рассказывает Андрей. — То же самое произошло и с моим братом. Он никому не говорил, что хочет покончить жизнь самоубийством. При задержании не оказывал сопротивления. Я не верю в версию следствия, и меня беспокоит, что люди, которые его задерживали, по-прежнему работают в милиции.

Почему семья не верит в версию самоубийства

Андрей не скрывает, что его погибший брат был человеком «проблемным»: на одной работе не задерживался больше нескольких месяцев, перебивался временными подработками и выпивал. В 2013 году в родительском доме, в деревне под Копылем, произошел пожар — погиб отец и младший брат. Родные считали, что дом загорелся по вине Сергея.

— Отношения у нас бывали натянутыми, — продолжает рассказ Андрей. — Но как бы там ни было, брат есть брат. Я дом восстанавливал после пожара, периодически помогал Сергею деньгами. Потом он познакомился с женщиной, которая по соседству с нашей деревней отбывала наказание за неуплату алиментов. И когда она освободилась, они переехали к ней в Гомельский район. Знаю, что Сергей помогал ей погашать долг за алименты, работал на лесопилке.

Андрей последние годы живет в Польше. Новости про брата он узнавал от родственников. Прошлым летом сестра неожиданно позвонила и сказала, что Сергей умер.

— Во-первых, мы узнали об этом не от милиции и даже не от местной власти в деревне, где брат был прописан, — говорит собеседник. — Сестре, которая живет в Минске, через несколько дней позвонил кто-то из наших деревенских соседей. Начали выяснять, что случилось. Сначала нам сказали, что между ним и сожительницей произошел конфликт, приехала милиция, которая забрала брата. И вот якобы в милицейской машине у него случился приступ эпилепсии, от которого он умер. Но у него никогда не было эпилепсии, это легко проверить в медицинских документах. Потом дежурный сказал, что Сергей умер от удушения, мол, все это произошло в камере, когда его уже доставили в отделение. Третья версия, которую нам озвучили, — что он повесился на шнурке своих же ботинок, когда ехал в милицейской машине. Какой у него был мотив, вообще непонятно. Сопротивления при задержании он не оказывал. Никому из родных и знакомых не говорил, что хочет покончить жизнь самоубийством. Более того, он боялся смерти, даже на похороны близких людей не хотел ходить.

Как только семья узнала о смерти брата, Андрей начал писать жалобы в Следственный комитет, прокуратуру и МВД, просил установить причины произошедшего. Собеседник объясняет, что не верит в версию самоубийства по нескольким причинам: во-первых, сначала родным называли другие причины; во-вторых, на руках, голове и грудной клетке погибшего были следы от ударов; в-третьих, родным не разрешили сфотографировать тело Сергея в морге и отказали в просьбе провести повторную судебно-медицинскую экспертизу.

Почему следствие настаивает на версии самоубийства

На следующий день после смерти Сергея была начата проверка. Как отмечается в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, в ночь с 22 на 23 июня между Казеем и его сожительницей произошла ссора, во время которой мужчина избил женщину. Нам не удалось связаться с потерпевшей, однако в постановлении с ее слов отмечено, что такие драки случались регулярно: когда сожитель выпивал, он вел себя агрессивно, а сожительница терпела и в ответ могла разве что расцарапать нападавшего. В ту самую ночь она впервые позвонила участковому, он через полтора часа передал информацию в оперативно-дежурную службу, и еще через полчаса к дому приехала служебная машина, в которой находились водитель, следователь и оперуполномоченный отдела по борьбе с экономическими преступлениями, он и принял решение задержать мужчину, чтобы не допустить дальнейших конфликтов. Сергей в момент прибытия милиции спал, его разбудили и попросили пройти в служебную машину. Мужчина спокойно собрал вещи и вышел из дома.

Милиционеры проверили, есть ли в карманах нарушителя запрещенные предметы, после чего усадили в отсек для задержанных. На ногах у мужчины были берцы, но шнурки у него не забирали. Физическую силу, специальные средства к нему не применяли, как указано в постановлении следователя.

По дороге в отделение милиции сотрудникам поступил сигнал, что по соседству совершено хулиганство. Рядом находилась еще одна служебная машина, и было решено переместить Казея в нее. Один раз ему позволили выйти в туалет на улице. После чего в служебной машине остались он (в отсеке для задержанных) и милиционер-водитель. Во время движения водитель услышал, как Казей стучит по стенам и издает непонятные звуки. Он остановился, открыл заднюю дверь и увидел, что задержанный висит на шнурке черного цвета, от тех самых берцев. Верхний край шнурка крепился к металлической решетке и был завязан на бантик, такой же бантик милиционер увидел на шее задержанного, при этом мужчина находился на корточках.

Водитель успел передать коллегам, что Казею нужна медицинская помощь. Он снял шнурок с его шеи, прибежавший коллега помог достать задержанного, пульс еще прощупывался. Позже экспертиза установит несколько сломанных ребер: сотрудники милиции пытались спасти Сергея. Примерно через 20 минут на место происшествия прибыла скорая помощь, медики констатировали смерть мужчины.

Милиционера, который управлял служебной машиной и первым увидел Казея на шнурке, допрашивали с применением полиграфа. Согласно заключению, мужчина правдиво рассказал о своей роли в случившемся: физической силы к задержанному он не применял. Фрагменты того самого шнурка позже нашли вблизи кладбища, где и произошел инцидент. Идентифицировать ДНК на шнурке эксперты не смогли, но не исключают возможность повешения в положении, в котором находился Сергей в служебной машине.

По данным судебно-медицинской экспертизы, причиной смерти жителя деревни стала асфиксия (удушье). Как отмечено в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, «смерть наступила в течение нескольких минут после начала сдавливания… даже в случае нахождения в машине второго сотрудника невозможно было исключить факт суицида». Количество этилового спирта в организме мужчины говорит о средней степени опьянения. Следователь в постановлении указывает, что по закону у задержанных не требуется изымать шнурки.

Что касается повреждений, обнаруженных на теле Сергея, по мнению следствия, он мог получить их во время конфликта с сожительницей, на работе, а также при падении на плоскость с высоты собственного роста.

В постановлении указывается, что задержанный год находился в ЛТП, принудительно направлялся на лечение от алкоголизма, на встрече с психологом рассказывал о суицидальных мыслях, мол, после ЛТП ему возвращаться некуда, родные выгонят его из дома. При этом в материалах проверки указывается, что ни сожительница, ни родные, ни друзья Казея ни разу не слышали от него о желании покончить жизнь самоубийством: у него не было ни врагов, ни долгов.

Вывод СК: Казей совершил самоубийство на фоне внезапно возникшего чувства в результате системного и бесконтрольного употребления спиртного, перенесенного ранее психического расстройства, а также конфликта с сожительницей, из-за чего он лишился места жительства — женщина настаивала, чтобы он покинул ее дом. В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано.

Андрей Казей, брат погибшего, говорит, что намерен обжаловать это решение:

— Независимо от того, кем был человек, он имеет право жить, — говорит Андрей.

Обсуждение