18 лет назад в Бобруйске задушили женщину, подозреваемого нашли только сейчас. Репортаж из зала суда

07.02.2020 в 17:29
Ирина Хамренко-Ушакова, Вечерний Бобруйск, Фото автора

6 декабря в Могилевском областном суде начали рассматривать дело об убийстве, которое произошло 18 лет назад. Потерпевшей по этому делу признали бобруйчанку Наталью В.дочь убитой Надежды Зельдиной. Председатель суда – Елена Валерьевна Картавенко, государственный обвинитель – Дмитрий Зубринович, адвокат – Наталья Пищик.

18 лет назад в Бобруйске задушили женщину, подозреваемого нашли только сейчас. Репортаж из зала суда

Фото носит иллюстративный характер

На момент задержания обвиняемый Руслан Н. работал водителем на одном из предприятий города. Его взяли под стражу третьего сентября, спустя 18 лет после происшествия.

Еще до начала суда в зале чувствовалась напряженная атмосфера. Адвокат переговаривалась с семьей обвиняемого, потерпевшая молча ожидала судью. Обвиняемый — мужчина средних лет вел себя спокойно, молча смотрел в пол. Свою вину на суде он признал полностью. Признал он и материальный ущерб (сумму украденных из квартиры, убитой украшений), однако не согласен с суммой морального ущерба (100 тысяч рублей).

Его обвиняют в убийстве из корыстных побуждений, сопряженным с разбоем. По этому делу должно было проходить два человека, но один обвиняемый Анатолий Б. на данный момент уже мертв.

Посовещавшись на месте, суд решил — шестого февраля допросить обвиняемого, потерпевшую и одного свидетеля.

«Накинули на шею петлю и стали душить»

Гособвинитель попросил обвиняемого подробнее рассказать о том дне — 12 марта 2001 года, когда и было совершено убийство.

Руслан Н. убитую знал, был сыном ее коллеги.

О преступлении обвиняемый, по его словам, договорился с неким Анатолием Б. , которого узнал через общих знакомых.

– Просто как-то зашел разговор о богатых людях, и я ему сказал, что знаю такую женщину.

Судья уточнила, почему обвиняемый посчитал убитую богатой.

– Она была заведующей магазином. Мы тогда решили, что у нее должны быть деньги.

Обвиняемый сказал, что совершить нападение на Зельдину ему предложил Б. На вопрос гособвинителя о том, почему выбрали именно нападение, а не просто кражу из жилища, Руслан Н. пояснил: боялись, что квартира на сигнализации.

– Вы заранее договаривались о том, что убьете ее, — спросил гособвинитель. Обвиняемый ответил «Да».

В назначенный день Анатолий Б. пришел на встречу к гостинице Юбилейной с веревкой, на которой была петля, а Руслан Н. принес с собой две пары перчаток.

Задумка была такой: в квартиру к женщине позвонит обвиняемый, и женщина откроет ему дверь, так как узнает его по голосу — они несколько раз виделись в магазине, где работала мама обвиняемого и убитая. Более того, несколько раз Руслан бывал и в квартире (приходил с отцом отдавать деньги, которые семья занимала у убитой). (Позже свидетельница расскажет, что их семья действительно одалживала у убитой 200 долларов, и в конце февраля 2001 года приходили отдавать).

06.02.2020. Дочь Наталья держит портрет убитой мамы

По показаниям обвиняемого, он встретился с Анатолием Б. утром 12 марта около 7.00. На вопрос судьи о том, почему именно такое раннее время было выбрано, обвиняемый ответил — боялись не застать ее дома. Магазин, в котором работала Зельдина, открывался в 10.00. Обвиняемые думали, что она будет выходить из дому примерно в 9.40.

Дом, в котором жила убитая, находился неподалеку — на Ульяновской улице. Когда Руслан Н. с Анатолием Б. пришли на место, Анатолий ходил по подъезду и возле него — смотрел, чтобы не было свидетелей.

Руслан в этот момент ждал на четвертом этаже.

Убедившись в том, что свидетелей нет, Анатолий позвал Руслана Н. Тот, как и договаривались, позвонил в дверь, представился.

Когда погибшая открыла дверь, обвиняемый распахнул ее шире, чтобы Анатолий Б. мог ворваться в квартиру, что он и сделал. Сам обвиняемый вошел в квартиру позже, примерно секунд через 30 (по его собственным словам), когда его позвал Б. Пока стоял в подъезде — слышал звуки борьбы.

Обвиняемый на суде рассказал — Анатолий Б. позвал его из подъезда потому, что не мог сам справиться с Зельдиной. Не мог достать из кармана запутавшуюся веревку.

Руслан Н., по его словам, вошел в квартиру, закрыл за собой дверь, увидел на полу Зельдину, на ней – подельника. Тогда Руслан Н. достал веревку, и попытался распутать ее сам, но в перчатках не смог, и поэтому одну перчатку снял. После этого вместе они накинули петлю на шею женщины, и стали ее душить, затягивая веревку. Анатолий начал кричать, что «нужно быстрее», и уперся в спину Зельдиной ногой, потому что женщина тянулась за веревкой.

Сколько погибшая сопротивлялась – обвиняемый сказать не смог, ответил, что в процессе ему стало плохо, он побежал в ванную комнату, где его вырвало.

– Б. крикнул мне, чтобы я все начисто смыл, чтобы после меня ничего не осталось. Я принялся смывать.

Далее, по словам обвиняемого, он вышел из ванной и стал обыскивать квартиру. Второй мужчина искал деньги и ценные вещи в спальне. Обыскивали все, по словам обвиняемого, доставали даже цветы из горшков, и переворачивали диваны, однако ничего не нашли. Потом станет известно, что из квартиры все-же пропали ювелирные украшения, заявленные в иске как материальный ущерб (который родственники обвиняемого готовы оплатить, по словам адвоката, прямо сейчас).

На суде обвиняемый покажет, что заранее он не знал, найдется ли что-то в квартире погибшей. Просто предполагал, что у женщины могли быть деньги. На вопрос судьи о том, как договаривались делить то, что найдут в квартире, обвиняемый ответил – планировалось, что он получит только 10 процентов от всей суммы, но при этом не будет ни в чем участвовать. Просто позвонит в дверь, представиться и подождет снаружи. Однако все пошло не по плану.

Обвиняемый отметил, что пока они находились в квартире, там несколько раз подолгу звонил домашний телефон.

Уходя из квартиры, Руслан Н. и Анатолий Б. проверили не оставили ли чего, и чтобы их уход не заметили соседи. Что именно они делали для этого, обвиняемый не смог вспомнить за давностью лет. Добавил только, что Анатолий Б. нашел его перчатку.

Перчатки выбросили в урну в этом же дворе. Вместе дошли до гостиницы «Юбилейной» и разошлись. Встретились снова только спустя 3-4 дня, тогда Б. говорил: «ничего не нашли, сходили впустую, поэтому тебе ничего не причитается».

– Я больше особо ничего о нем не знал. Мы виделись потом еще раз 5-10, а потом я узнал, что его убили.

В 2001-м году обвиняемого допрашивали один раз по этому делу, тогда он сказал, что ничего об этом не знает. В следующий раз правоохранители пришли к нему уже в сентябре 2019 года, когда его и арестовали. Осенью 2019 года мужчина сдал биоматериал, и когда ему предъявили обвинение – во всем признался.

После допроса обвиняемого перешли к допросу потерпевшей.

«У моих детей не было возможности узнать свою бабушку»

Наталья В. – дочь погибшей Надежды Зельдиной. На суд она пришла с портретом убитой мамы. По голосу было слышно, что несмотря на прошедшее время, рассказ дается ей тяжело.

Женщина рассказала, что у них был хорошая, полная семья, она была у родителей единственным ребенком.

– Мы действительно жили в достатке, но не потому, что мама была заведующей магазина. Просто мой папа много и долго работал вахтовым методом на севере в Нижневартовске. Благодаря его тяжелому труду мы смогли обставить квартиру, купить машину.

По словам Натальи, отработав на севере ее отец сначала вернулся в Бобруйск, и стал зарабатывать как все, но потом уехал работать в США, но с мамой при этом не развелся, и все время помогал своей семье, регулярно звонил и высылал деньги.

В 2001 году Наталья уже окончила учебу в ВУЗе, но с мамой по-прежнему был очень близка.

– Мне она могла сказать то, что не сказала бы никому.

Убитая Зельдина жаловалась своей дочери на сложные взаимоотношения на работе с Тамарой Н., матерью обвиняемого, свидетелем по этому делу, с которой они вместе работали.

– Моя мама была заведующей магазином, и она старалась сделать его лучше, чтобы все работало продуктивнее. Но не все разделяли ее новаторский подход, и особенно у нее были проблемы именно с матерью обвиняемого.

В тот день, 12 марта 2001 года Наталье позвонили на городской телефон на работу в Минск и сказали, что с мамой случилась беда. Наталья поехала на вокзал, и вечером уже была в Бобруйске.

С обвиняемым Наталья была немного знакома. По ее словам, он приходил к ним домой со своей матерью, вероятно, на какой-то семейный праздник. «Перебросились парой фраз, и все на этом».

Наталья отмечает, что ее мама всегда была острожной женщиной, и не открывала дверь незнакомым людям.

– Мама была добрым человеком, и если нужно было – одалживала деньги тем, кто просил. Их семья одалживала у нас деньги.

Наталья вспоминает: когда приехала домой, там уже находились сотрудники милиции, а вся квартира была буквально перевернута.

– Была разобрана даже стиральная машина и морозильник. Мне кажется, это говорит о том, что там орудовали профессионалы.

Наталья заявила в суде не только моральный ущерб, но и материальный, поскольку пропали мамины золотые украшения – серьги, цепочки, браслеты. Сама женщина уверена: некоторые украшения мама носила не снимая, а раз они пропали, значит их с мамы сняли.

Наталья отметила, что смерть мамы стала для нее огромным потрясением и потянула за собой тяжелые события для их семьи. После убийства мамы случился инсульт у бабушки Натальи.

– Она больше никогда уже не вставала, и вскоре умерла, – вспоминает женщина.

Сама Наталья говорит, что после убийства уже не смогла приезжать в родной город – слишком было тяжело, и поэтому приезжала только на кладбище к маме. По ее словам, все понимали, что маму убил кто-то из знакомых.

– Она была очень добрым и отзывчивым человеком. Но у моих детей узнать бабушку не было возможности, – говорит она.

После обвиняемого и потерпевшей в суд вызвали свидетеля Тамару Н, мать обвиняемого.

«Не дружили и не враждовали»

Женщина работала вместе с убитой в промтоварном магазине. По ее словам, с заведующей у не были обычные рабочие отношения – не дружили и не враждовали. В гостях у убитой женщина была один раз – коллективом магазина навещали ее во время болезни. Того факта, что семья одалживала деньги у убитой, свидетель не отрицает.

– Да, это было, но только один раз. Мой муж с сыном работали, торговали, ну как челноки, им нужно было закупить товар, но не хватало денег. Муж у нее одолжил эти деньги и отдал в конце февраля. Может они с Русланом и ходили их отдавать, я не помню, все-таки столько лет пошло с тех пор…

Накануне убийства, 11 марта 2001 года свидетельница уходила вместе с убитой с работы. Та сказала ей, что завтра ей «в контору не нужно», и поэтому утром она придет сразу в магазин.

Но утром 12 марта Зельдина на работу не пришла. Через некоторое время коллеги забеспокоились, стали звонить – сначала ей на городской телефон, потом начальству.

– В конторе наш начальник сказал, что мало ли, может человек приболел, может по пути на работу плохо стало, посоветовал сходить проведать. Мы и пошли, потому что раньше если она опаздывала, то всегда предупреждала нас.

По приходу в квартиру на Ульяновской, коллеги убитой попасть в квартиру не смогли, вернулись в магазин и снова позвонили руководителю. Тот сказал, что разберется в ситуации сам.

Именно он позже и скажет работникам магазина, что Зельдину нашли мертвой в своей квартире.

– Мы ничего толком и не знали, что случилось. Знали, что она жила одна. Мало ли, может там какие друзья к ней могли прийти. У начальства спрашивали что и как, но те в основном отмалчивались. Потом похороны были…на предварительном следствии нам только сказали, что ее убили, и что вроде бы деньги у нее в квартире искали.

О том, что сын мог как-то быть причастен к преступлению, женщина узнала только в сентябре 2019 года, когда к ним пришли с обыском, и его арестовали.

– Я ничего плохого не могу о нем сказать, он всегда был хорошим парнем, отзывчивым, работящим. Всегда нам с отцом помогал, даже когда отец заболел и лежал в больницах то в Минске, то в Могилеве – всегда отпрашивался с работы, возил. Что его могло подтолкнуть на такое – я не знаю…

Адвокат Пищикова уточнила были ли судимости у мужчины, оказалось что не до и не после преступления их не было.

7 февраля в суде заслушают показания остальных свидетелей по этому делу.

Обсуждение